Сочинение 9.3 “СОБАЧЬЯ ПРЕДАННОСТЬ”

Текст для сочинения:

(1)Было счастье короче, чем взмах ресницы…

(2)Или снилось мне то? (3)Или это снится?

(4)Я тебя любила, а ты забыла!

(5)Лизавета, где ты?!

(6)Я взываю во тьму, но ответа нету!

(7)Вот так, наверное, приблизительно так звучал бы горестный плач безутешной двор­няжки Лады в переводе на человеческий язык.

(8)Но переводить было некому, а Александра Егоровна, которой хозяева Лады оставили собаку до следующего лета, никаких иных языков, разумеется, не знала, поэтому она слышала только неумолчный и безобразный вой и бессмысленный скулёж. (9)О пронзительности же Ладиных причитаний можно было судить по тому печальному обстоятельству, что из-за них глу­ховатая баба Шура уже который час не могла уснуть.

(10)«Господи, да что ж это такое? (11)Что ж она не угомонится-то никак?! (12)Это ж с ума можно сойти! (13)Да замолчи же ты наконец!» — шептала в темноте несчастная старушка, кля­ня тот момент, когда согласилась присмотреть за собакой соседей, которые приезжали на лет­ний отдых.

(14)Старенькие настольные часы пробили три. (15)На мертвенно-бледных занавесках ко­лыхались смутные тени ветвей. (16)Под завывания Лады всё в доме казалось непривычным, чуждым и даже каким-то страшноватым. (17)Да ещё бессердечный Барсик, вместо того чтобы, как заведено годами, мурчать на хозяйкином пододеяльнике, забрался то ли от страха, то ли от раздражённой спеси на шифоньер и замер там таинственно и мрачно, мерцая своим единствен­ным глазом.

(18)Спать и даже просто спокойно лежать Александре Егоровне было невмочь, подушка уже давно была горяча с обеих сторон, а перина становилась всё жарче и неудобнее. (19)Сердце-вещун ныло и нашёптывало всякие неприятные глупости и несуразности, с которыми усталая голова не могла уже совладать. «(20)Да что ж такое за наказание?! (21)Да не бешеная ли она часом?!»

(22)И тут истошные Ладины крики внезапно смолкли, и сентябрьская ночь наполнилась блаженной тишиной. «(23)Наконец-то! (24)Ну наконец-то», — поторопилась обрадоваться бед­ная бабушка.

(25)Ох, не тут-то было! (26)Лада и не думала униматься, она просто переводила свой скорбный дух. (27)Мгновенное затишье миновало, и отвратительные звуки с новой, невиданной силой взви­лись к равнодушному небу и обрушились на обитателей избушки. (28)И на сей раз надменный Бар­сик не выдержал и вступил вторым голосом, к которому через несколько секунд присоединился третий — дребезжащий от непривычки кричать голосок самой Егоровны: «Да замолчите же вы!»

(29)Никто не замолкал. (30)Трудно было поверить, что эти звуки исходили из глоток обыкновенных земных существ, а не проклятых душ, оплакивающих свою незавидную загроб­ную участь!

(31)Что-то надо было наконец делать. (32)Так ведь и с ума сойти недолго на старости лет. (33)Егоровна, скрепя робкое сердечко, встала, надела очки и, нащупав босой ногой старые ка­лоши в дверях, вышла из мрака сеней в призрачный сизый предутренний свет.

(34)В сыром ночном тумане смутно белела маленькая фигурка, которая при появлении в свою очередь белеющей в ночной рубахе старушки заголосила пуще прежнего, переходя на уж совсем какой-то душераздирающий писк и хрип.

«(35)Спустить её, что ли? (36)У соседей-то набаловалась, так теперь, видать, невмоготу на привязи… (37)Да ведь потопчет всё в огороде… (38)Искусает ещё… (39)Ишь как рвётся…» (40)Старушка неуверенно и как-то бочком подходила всё ближе и ближе к беснующейся Ладе. «(41)Ну что, ну что, ну будет тебе уж… (42)Ну давай пущу, что ли… (43)Только ты не очень…»

(44)О нет! (45)Никого не покусала и ничего не подавила освобождённая Лада, ни одна грядка, ни один цветочек не был смят её лёгкой стопой! (46)До грядок ли ей было, до чужих ли старух!

(47)Как вихрь, как молния, как крошечная, но беззаконная комета, вырвалась Лада из рук оторопевшей бабы Шуры, пронеслась к запертой калитке, подпрыгнула, сорвалась, опять подпрыгнула, зацепилась, повисла, завизжала от боли и отчаяния, напряглась всем своим ни­чтожным белым телом, несуразно засучила и заскребла ногами и перевалилась-таки через шта­кетник, и понеслась, и понеслась, растворяясь в белизне просёлка. (48)Не помня себя, не чувст­вуя боли в пораненном боку, Лада понеслась вдаль, в сторону шоссе, по которому в прошлой жизни, отражая стёклами и новенькой полировкой вчерашний закат, увезла её бедную малень­кую заплаканную хозяйку Лизу родительская машина.

(По Т.Ю. Кибирову*)

* Тимур Юрьевич Кибиров (род. в 1955 г.) русский поэт, переводчик.

Готовое сочинение 9.3 “Что такое собачья преданность?”

Собачья преданность – это искренняя привязанность, любовь и верность животного своему хозяину. Собака любит хозяина на протяжении всей жизни, готова везде следовать за ним, а если нужно, то и жизнь свою отдать. Она чувствует, когда человеку грустно, плохо или, наоборот, когда он радуется, животное может разделить с ним эти чувства. Недаром ведь говорят: “Собака – друг человека”. Докажу свою точку зрения примерами из текста и личного опыта.

В тексте Т. Ю. Кибирова говорится о собаке Ладе, которую оставили соседке – глуховатой бабе Шуре. Лада всю ночь не давала ей спать своим воем, криком и скулежом. Собака так сильно любила свою хозяйку и была преданна ей, что ни минуты не могла жить без нее. Тогда старушка не выдержала и отпустила бедную дворняжку. Лада, несмотря на боль в боку, понеслась в сторону шоссе, “по которому … увезла ее бедную маленькую заплаканную хозяйку Лизу родительская машина…”

Из личного жизненного опыта я хотела бы привести следующий пример собачьей преданности. Недавно в социальных сетях я наткнулась на видео, в котором одна женщина провела такой эксперимент: она установила в своей квартире камеры, чтобы проверить, чем же занят пес во время ее отсутствия. Оказалось, что собака почти весь день сидит на кровати около окна, смотрит в него и ждет хозяйку с работы! Такая верность просто поражает…

Итак, собачья преданность – это самая искренняя любовь, непоколебимая приверженность животного своему хозяину.

Пролистать наверх